Статья

«Как надоели!»

Почему Илья Репин не стал импрессионистом

Илья Репин. «На дерновой скамье». 1876 г. © Государственный Русский музей

Репин приехал в Париж в мае 1873 года в рамках поездки по Европе, которую ему, победителю конкурса на большую золотую медаль , оплатила петербургская Академия художеств. Репин — 29-летний многообещающий художник, о таланте которого уже заговорили на родине. Париж — культурная столица XIX века, где именно в этот период родилось новое направление в искусстве — импрессионизм.

В апреле 1874 года, в Париже, в здании бывшей студии фотографа Надара открылась первая выставка импрессионистов. Её участниками и кураторами были Писсарро, Дега, Ренуар, Моне, Сислей, Моризо. Эстетика, которую они создали, будоражила умы и сердца, но Репина оставила почти равнодушным. Почему? Есть несколько причин, по которым импрессионизм и Репин категорически не совпали.

Причина первая: сюжет

Импрессионисты не признавали самого понятия «сюжет», оно ассоциировалось у них с академизмом, с которым они отчаянно боролись. Никакого сюжета, только впечатление, один миг, фиксирующий момент жизни — его нельзя утяжелять, он потеряет свое очарование: вот базовая концепция импрессионистов.

Для Репина, который по возвращении из Европы вступит в объединение художников-передвижников, сюжет — это все. Его интересуют фабулы, детали, характеры,ситуации. Когда он писал «Бурлаков», то тщательно подбирал типажи, за каждым из которых есть сюжет. «Вот этот, с которым я поравнялся и иду в ногу, — вот история, вот роман! Да что все романы и все истории перед этой фигурой! Боже, как дивно у него повязана тряпицей голова, как закурчавились волосы к шее, а главное — цвет его лица!» Так рассказывал Репин об одном из своих героев — попе-расстриге по фамилии Канин, что подался в бурлаки от безысходности.

«

Французы — бесподобный народ, их идеал — красота во всяком роде. Мы совершенно другой народ, и здесь наша задача — содержание. Лицо, душа человека, драма жизни, впечатления природы, ее жизнь и смысл, дух истории — вот наши темы.

»

Илья Репин. «Мысли об искусстве»

«Сюжет нужен ради его живописного тона, а не ради самого сюжета» — заявил однажды один из друзей Огюста Ренуара. Такой подход к изображению прекрасно иллюстрирует картина «Голубые танцовщицы» Эдгара Дега: их лица настолько схематичны, что на них не прописаны глаза. Зато сколько здесь солнца и пронзительно чистого голубого цвета. Какая огромная пропасть лежит между бурлаком Каниным и этими танцовщицами. Но Репину чужда эта эстетика, и он не станет преодолевать эту пропасть.

Причина вторая: этюд

Импрессионисты вывели в выставочные пространства новые типы художественных произведений: эскиз и этюд. От собственно «картины» этюд и эскиз отличаются большей свободой и непосредственностью живописного решения. Они напоминают будто случайно увиденный фрагмент. В этюде и эскизе поощряется демонстрация незаконченности — в продолжение идеи о вторичности сюжета.

Импрессионисты и в этом противостоят академической традиции «большой картины». Репин же всегда тяготел именно к «картине». Этюд и эскиз не мыслился им как самостоятельный художественный продукт. В 1906 году в письме к критику Стасову он писал об эстетике этюда и эскиза: «В наше время еще не было даже и слова импрессионизм. А то, что эскизно — недокончено, совсем почти не ценилось».

Причина третья: свет

В 1841 году американский ученый и художник Джон Рэнд изобрел металлический тюбик для масляной краски. Новые возможности использования тюбика заключались в том, что он делал художника мобильным, позволял ему брать краски с собой «на натуру». Без этого изобретения не было бы и импрессионистов, которые старались передать на холсте естественный свет и воздух. Живой и подвижный, играющий бликами на предметах — свет импрессионистов скорее фотографический, чем живописный. Не случайно многие художники-импрессионисты увлекались фотографией.

Во второй половине XIX века в пейзажной живописи возникает целая культура фиксации эффектов естественного освещения, которая называется пленэризм — от слова «пленэр»: работа художника не в мастерской, а под открытым небом. Репин тоже писал на пленэре, но на его полотнах свет работает на общий смысл и настроение картины, а не передачу самодостаточного мгновенного «впечатления».

Чтобы понять, насколько мастерски Репин передает естественное освещение, достаточно увидеть, как «илюминирует» вода на картине «Садко» или как пробиваются сквозь пыль солнечные лучи  в «Крестном ходе».

Причина четвертая: цвет

Импрессионисты не изобрели, но активно применяли технику раздельного нанесения красочного мазка на полотно. Эта техника предполагает «соединение» разных цветов лишь «в глазу» зрителя. Так создавались цветовые ощущения от одновременного восприятия нескольких раздельных цветов. Получалось нечто вроде цветовой полифонии.

Существует особый импрессионистский тест — «тест на белом». Если белый фрагмент картины — одежда, скатерть, клубы дыма — покрыт разноцветными мазками, «собирающимися» в тень — это импрессионизм. С этой точки зрения основные репинские картины не проходят «тест на белом».

Даже белая бурка на картине «Запорожцы», про которую Александр Бенуа говорил, что это «уступка, сделанная рассказчиком-Репиным живописцу-Репину» — не импрессионистский прием, никакого «раздельного цвета» на ней нет.

Причина пятая: кисть

До середины XIX века рельефный след кисти маскировался художником. Поверхностный красочный слой должен был быть невидимым, чтобы сделать более видимым предмет. К 80-м — 90-м годам XIX века в моду вошел «открытый мазок» — художники сознательно подчеркивали фактуру краски на холсте, демонстрируя таким образом свое мастерство: «я виртуоз, мне достаточно несколько мазков, никаких деталей».

Репин, разумеется, не мог остаться здесь в стороне. Открытый мазок легко увидеть в работах Репина, написанных на рубеже веков: «Какой простор», «17 октября 1905 года» (1907, 1911), «Знаменитости Финляндии» (1922-1927), «В осажденной Москве» (1912), «Гопак» (1926-1930). Но в его открытом мазке нет главного импрессионистского приема — разделения цветовых тонов и раздельного наложения цветов, которое его часто раздражало в картинах импрессионистов.

В одном из «Писем об искусстве» Репин писал: «Я не могу долго смотреть на это разложение цветов; глазам делается больно сводить эти ярко-зеленые краски с голубыми полосами, долженствующие изображать тени, эти розовые, абрикосовые полоски и точки света, фиолетовые тени. Как надоели!»

Особенность репинского мазка еще и в том, что в 1900-е годы художник из-за болезни уже не мог работать правой рукой и поздние вещи писал левой, причем не менее виртуозно.

Оттого, что Репин не увлекся импрессионистами, не проиграл ни он, ни они. Их разделяли эстетические подходы к живописи, но объединяло желание творчески бороться за свои идеалы и убеждения. Импрессионизм возник как ответ на академический диктат в европейском искусстве, нежелание подражать античным образцам и писать на аллегорические сюжеты. Импрессионисты были новаторами в живописи: они вышли на улицы, на их полотнах кипит жизнь парижских бульваров, вокзалов и кафе. Репин описывал российскую действительность, ее проблемы и события, пытался переосмыслить ее историю. На его полотнах запечатлен портрет эпохи, ее драмы и ее герои.