Статья

«Вот увидишь сам, как заблестит перед тобою наша русская действительность»

Портрет эпохи в картинах Ильи Репина

Илья Репин. «Автопортрет». 1878 год. Государственный Русский музей

Илью Репина часто именуют «нашим всем» в живописи, сравнивая его по силе таланта, плодовитости и влиянию на искусство и культуру с Пушкиным. Он был харизматичным и самостоятельным художником, который, не подражая никому, создал свой стиль в живописи и воспитал много учеников. А еще он удивительно совпал с эпохой, в которой ему выпало жить и творить: в ней было много ярких и неординарных людей, много драматичных исторических событий. Репин оставил нам память об этих людях и этом времени. Это одна из причин, по которой он и сейчас актуален, а его картины, давно ставшие хрестоматийными, до сих пор способны вызывать интерес и сильные эмоции. По ним можно изучать историю и искусство нашей страны.

Эта картина стала точкой отсчета в профессиональной судьбе Репина. После ее создания художник получил всенародное признание. До сих пор «Бурлаки» остаются одной из самых узнаваемых картин не только Ильи Репина, но и вообще русской живописи второй половины XIX века.

Идея создания этой картины пришла в голову художнику во время работы над программой на малую золотую медаль. Летом 1869 года он в компании молодых художников совершал речную прогулку по Неве. Вдруг к светлому «облаку» на берегу, образованному толпой нарядно одетых дам и мужчин, приблизилось темное, коричневое пятно — бурлаки, тянущие барку. «Лица угрюмые, иногда только сверкнет тяжелый взгляд из-под пряди сбившихся висячих волос, лица потные блестят, и рубахи насквозь потемнели... Вот контраст с этим чистым ароматным цветником господ!» — вспоминал Репин.

«

Эти промозглые, страшные чудища с какой-то доброй, детской улыбкой смотрят на праздных разряженных бар и любовно оглядывают их самих и их наряды. Вот пересекший лестницу передовой бурлак даже приподнял бечевку своей загорелой черной ручищей, чтобы прелестные сильфиды-барышни могли спорхнуть вниз. «Вот невероятная картина! — кричу я Савицкому.— Никто не поверит!»

»

Из воспоминаний Ильи Репина

Этот образ настолько врезался в память художника, что уже следующим летом он с друзьями отправился в творческую поездку на Волгу. «Что всего поразительнее на Волге — это пространства. Никакие наши альбомы не вмещали непривычного кругозора», — восторженно вспоминал художник. На просмотре волжских эскизов и этюдов в конференц-зале Академии художеств великий князь Владимир Александрович обратил внимание на изображение идущей группы бурлаков и пообещал заплатить 3000 рублей за исполнение будущей картины с подобным сюжетом.

Героев для своей картины Репин нашел на Волге в селе Ширяево, что в 15 верстах от Самары. Он вспоминал: «Утром после чая я специально шел на берег охотиться на моих бурлаков». В центральной группе картины нет ни одного вымышленного лица, каждый из них — характер. В авангарде— фигура ведущего бурлака Канина, голова которого напоминает лицо древнегреческого философа. «Какая глубина взгляда, приподнятого к бровям, тоже стремящимся на лоб. А лоб — большой, умный, интеллигентный лоб — это не простак...» — делился своими впечатлениями Репин. Индивидуальными чертами наделены фигуры, окружающие Канина: нижегородский боец с опущенной мощной рукой, Илька-моряк, смотрящий исподлобья на зрителя, высокий худой человек с трубкой. В целом это был суровый групповой портрет одиннадцати бурлаков, созданный по правилам «высокого жанра».

«

Нет, брат, вот увидишь сам, как заблестит перед тобою наша русская действительность, никем не изображенная. Как втянет тебя до мозга костей ее поэтическая правда.

»

Из письма Ильи Репина Василию Поленову

Такое решение бурлацкой темы стало неожиданным для представителей официальных кругов. Федор Бруни назвал произведение «величайшей профанацией искусства», а министр путей сообщения «нелепой картиной».

Наиболее точно идею картины сформулировал известный композитор и историк искусства Борис Асафьев: «В лице Репина русская живопись нашла творческий метод и путь к реализму, не отказываясь от академических принципов рисунка и композиции, но используя их в новом преломлении».

Так появилась в творчестве Репина «народная тема», определившая развитие русского реалистического искусства.

not loaded

Илья Репин. «Арест пропагандиста», 1880–1892 годы. Государственная Третьяковская галерея

В октябре 1877 года в Петербурге состоялся суд над революционерами-народниками, который стал известен ка «Процесс 193-х». Они обвинялись в революционной пропаганде с целью «ниспровержения порядка государственного устройства». Этот крупнейший политический процесс, длившийся 3,5 года, способствовал появлению сюжета картины «Арест пропагандиста».

Процессу предшествовала целая волна обысков и арестов, причем, как утверждал сам обер-прокурор Константин Победоносцев, «нахватали по невежеству, по самовластию, по низкому усердию множество людей совершенно даром». Сцена подобного обыска легла в основу картины, которая «не отпускала» художника около 14 лет.

В этот период Репин необычайно увлечен революционной темой. «Арест пропагандиста», «Отказ от исповеди», «Не ждали» посвящены идее борьбы за справедливость и высокие моральные идеалы. В конце жизни Репин вновь вернется к этой проблематике, создавая картины на евангельские сюжеты.

«

В душе русского человека есть черта особого, скрытого героизма. Это — внутрилежащая, глубокая страсть души, съедающая человека, его житейскую личность до самозабвения. Такого подвига никто не оценит: он лежит под спудом личности, он невидим. Но это — величайшая сила жизни, она двигает горами; она делает великие завоевания.

»

Илья Репин. «Воспоминания о современниках»

Несмотря на то, что Репин глубоко понимает и принимает своего героя, тонкое художественное чутье позволяет ему очень точно выстроить композицию картины. Его пропагандист одинаково чужой и для жандармов, которые деловито роются в его вещах, и для крестьян, которые недоверчиво смотрят на него из дальнего темного угла картины.

not loaded

Илья Репин. «Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года», 1885 г. Государственная Третьяковская галерея

Вряд ли есть в творчестве Репина картина, равная «Иван Грозному» по силе трагизма и воздействию на зрителя. Не случайно и сто лет назад, и сейчас она подвергается атакам вандалов. Эта работа — своеобразный эмоциональный ответ художника на трагические события — убийство Александра II в 1881 году и последовавшие за ним репрессии. «Кровавое событие 1 марта всех взволновало. Какая-то кровавая полоса прошла через этот год», — писал позднее художник.

«...Впервые пришла мне в голову мысль писать картину — трагический эпизод из жизни Иоанна IV — уже в 1882 г. в Москве. Я возвращался с Московской выставки, где был на концерте Римского-Корсакова. Его музыкальная трилогия — любовь, власть и месть — так захватила меня, и мне неудержимо захотелось в живописи изобразить что-нибудь подобное по силе его музыке. Современные, только что затягивавшиеся жизненным чадом, тлели еще не остывшие кратеры... Страшно было подходить — несдобровать... Естественно было искать выхода наболевшему трагизму в истории...» — вспоминал Репин.

Идея захватила Репина и не отпускала, хотя потребовала напряжения всех сил — и эмоциональных, и художественных. Он сделал много этюдов, но немногие из них сохранились. Репин долго искал модель для образа Грозного — человека, чье лицо способно было передать состояние ужаса, которое должен испытывать тиран. Для изображения царя позировало много людей, в том числе художник Мясоедов, с которого Репин писал портрет. А молодой писатель Гаршин послужил моделью для образа сына Грозного.

Картина вызвала эффект пощечины: она оглушала, возмущала, поражала. Классическая композиция и натуралистическая сцена убийства, совершенного в состоянии аффекта — для современников Репина это было несовместимо. И в то же время необыкновенно притягательно: все открытки с репродукцией «Ивана Грозного» в Петербурге раскупили за 10 дней.

«

Несчастья, живая смерть, убийства и кровь составляют такую влекущую к себе силу, что противостоять ей могут только самые высококультурные натуры.

»

Илья Репин. Воспоминания

Противники Репина упрекали его за все — и за сюжет, не соответствующий в деталях историческим фактам, и за количество крови в изображении. И, конечно, за попытку эпатировать публику.

«Картина не есть протокол хирургической операции, и если художнику, для его концепции было нужно данное количество крови и нужна именно эта бледность лица умирающего, а не обычное, нормального цвета лицо, как это должно быть в первые минуты после ранения, то он тысячу раз прав, что грешит против физиологии, ибо это грехи шекспировских трагедий, грехи внешние, при глубочайшей внутренней правде», — сказал по этому поводу художник и искусствовед Игорь Грабарь — «Можно ли назвать картину „Иван Грозный“ исторической? Никоим образом... Вместо исторической он написал страшную, современную быль о безвинно пролитой крови».

Тем не менее в этом произведении Репин предвосхищает историю, если читать сюжет картины не как описание прошлого, а как предчувствие будущих событий.

not loaded

Илья Репин. «Лев Толстой в комнате под сводами в Ясной поляне». 1891 год. Институт русской литературы (Пушкинский дом) Российской академии наук

Лев Николаевич Толстой был эпической фигурой в жизни России конца XIX — начала XX века, и сыграл важную роль в творческой судьбе Репина. Художник ощущал масштаб личности писателя и влияние автора «Войны и мира» на умы современников и русскую литературу. При этом Репин испытывал противоречивые чувства: он боготворил Толстого, спорил с ним и с нетерпением ждал возможности написать очередной портрет в Ясной Поляне.

«

Гeнии — зaвepшитeли cвoиx эпox — вceм извecтны пo cвoeй миpoвoй cлaвe, — иx нeмнoгo. Я вoзьмy двa-тpи пpимepa из вeликoгo пpoшлoгo: Рaфaэль, Микeлaнджeлo, Гетe, Бeтxoвeн, Пyшкин, Глинкa, Лeв Тoлcтoй.

»

Илья Репин. «Далекое близкое»

Репин оставил целую серию портретов Льва Толстого, которую создавал на протяжении трех десятков лет дружбы с писателем. Среди известных портретов следует выделить те, которые были написаны во время второго посещения Ясной Поляны в июне 1891 года.

Репин оставил нам интересные отрывки воспоминаний о Толстом. Первая встреча писателя и художника произошла 7 октября 1880 года в мастерской Репина в Москве: «Я почувствовал себя такой мелочью, ничтожеством, мальчишкой! Мне хотелось его слушать и слушать без конца, расспросить его обо всем. И он не был скуп, спасибо ему, он говорил много, сердечно и увлекательно. Ах, все бы, что он говорил, я желал бы записать золотыми словами на мраморных скрижалях и читать эти заповеди поутру и перед сном».

Потом они очень сблизились, и Репин даже научился не реагировать на критику Толстого, которую тот высказывал по отношению к некоторым его работам. Репин всей душой принимал творчество великого писателя, но внутренне не всегда соглашался с некоторыми принципами его духовной проповеди. Тем не менее, когда Толстой был отлучен от церкви, Репин перестал посещать храм, и вновь открыл двери православной церкви только в конце своей жизни.

«

Для меня духовная атмосфера Льва Николаевича всегда была обуревающей, захватывающей. При нем, как загипнотизированный, я мог только подчиняться его воле. В его присутствии всякое положение, высказанное им, казалось мне бесспорным.

»

Илья Репин. «Далекое близкое»

Процесс создания картины «Торжественное заседание Государственного совета» сам Репин, обладавший неиссякаемой работоспособностью, называл «подвигом». Картина огромного формата (400×877 см) с изображением 81 фигуры предназначалась для зала заседаний Госсовета в Мариинском дворце. Основная трудность заключалась в том, что каждый из изображенных на групповом портрете должен быть узнаваем. Репину было разрешено посещать заседания и пользоваться фотоаппаратом.

Помощниками живописца в реализации масштабного проекта стали его ученики — Борис Кустодиев и Иван Куликов. Смысловые линии картины замыкались на фигуре сидящего императора, над которым высилось изображение его же портрета. Ранее Репин неоднократно обращался к изображению императора Николая II, поэтому он легко написал фигуру императора в зале Мариинского дворца. Гораздо более продолжительной была работа над многочисленными этюдами членов Государственного совета. Репин создал более пятидесяти подготовительных портретов, двадцать пять из которых находятся в собрании Русского музея.

Во время сеанса натурной работы Репин сразу представлял себе фигуру человека на определенном месте в групповом портрете и, как превосходный психолог, подчеркивал главную черту характера портретируемого, заключенную в мимике, взгляде, жесте, повороте головы. По мнению Игоря Грабаря, «даже лучшие головы Эдуарда Мане уступают репинским по безошибочной верности и тонкости глаза».

Государственный совет был главным консультативным органом при императоре, государь лично выбирал его состав. К моменту своего столетия это был уже устаревший институт. Россия в начале XX в. была экономически развитой державой, которая оставалась единственным крупным государством Европы, не имевшим парламента. В конце концов абсолютизм, пришедший в противоречие с развитием экономики и общества, привел монархию к кризису. Почти никто из участников заседания Государственного совета в 1901 г. не остался в его составе до 1917 г.

Репина часто упрекали в недостоверности, когда он описывал исторические события. Да он и не ставил перед собой задачи быть хладнокровным хроникером — ему важно было совпасть с ними эмоционально, а не фактологически. Но именно это произведение, которое с фотографической точностью зафиксировало событие и участвовавших в нем людей, можно считать абсолютно достоверным документом эпохи.